Дзюдо в Краматорске
ГлавнаяНовости → Эцио Гамба — итальянец, который тренирует российских дзюдоистов

Эцио Гамба — итальянец, который тренирует российских дзюдоистов

Эцио Гамба — итальянец, который тренирует российских дзюдоистов рассказал о том, чем «бронза» дороже «золота», о расставании команды с трехкратным чемпионом мира, серебряным призером Олимпиады в Лондоне Александром Михайлиным и людях-машинах.

— Эцио, этот вопрос вам после чемпионата только ленивый не задал, но все-таки —, как же так, на домашнем чемпионате, и без «золота»?

Эцио Гамба: Прекрасный результат, даже без «золота». Отличный. Ребята показали командный результат, вот в чем дело. Медаль у ребят практически в каждом весе была, только Тагиру Хайбулаеву, олимпийскому чемпиону не повезло. А это я еще не говорю о том, что на награды претендовало по три человека в каждом весе в команде России. То есть у нас не один человек, как, например, у французов Тедди Ринер, может выигрывать. Когда в сборной один чемпион — это результат хорошей работы мамы и папы. Когда в каждом весе есть призер — вот это уже результат работы команды.

— Но ведь получается так, что Ринер, «Медвежонок Тедди» как его фанаты окрестили, непобедим. Во всяком случае, нашему Ренату Саидову его одолеть не удалось. Раньше с французом на Олимпиаде не справился наш 3-кратный чемпион мира Саша Михайлин. А все-таки супертяжелая категория самая престижная…

— Ринер — он как «Феррари». Классная машина под 145 килограммов живого веса, семикратный чемпион мира уже. А Ренат только вперед пошел.

— А он сколько весит?

— У него 135 кг. Пока не дотягивает.

— Так, может, его подкормить как следует надо?

— Ну, если бы все так просто было (смеется)! Тут дело в другом. Я могу вот что сказать — когда с Ренатом работать начал, он жим от груди 110 килограммов делал, а сейчас уже 180. Или Кирилл Денисов (выступает в весе 90 кг) раньше тягал 90, сейчас уже 150! Так и остальные — они все в два раза сильнее стали. Это уже другие люди, только паспорта те же. А что до Ринера, то на сегодня их взаимоотношение сил с Саидовым 60 на 40. Только это ненадолго.

— Как думаете, почему так и не поставив финальной точки в противостоянии с Ринером, из спорта ушел Александр Михайлин?

— Он престал быть фанатом дзюдо. Чтобы давать результат, им необходимо быть. Александр — очень сильный человек. Но его мысли в последнее время занимали многочисленные заботы и проблемы — жена, работа, дети. Он забивал себе голову, чем заняться после спорта дальше, какую работу найти. Фокусироваться на дзюдо полностью уже не получалось.

— У нас своя «Феррари» есть?

— Есть, и покруче классом, чем Ринер. Я о Хайбулаеве говорю в 100 кг.

— Но на чемпионате мира ему не повезло.

— Именно не повезло.

— И все-таки «Феррари»?

— Да. Это супер-голова и супер-функциональность. Только с Ринером у них одна большая разница есть — Тагир своего соперника уважает. Ринер на противников серьезно не смотрит — они все уступают ему по габаритам. Вот поэтому я так спокойно и говорю, что победить его — вопрос времени.

— Кстати о времени. Вы с командой уже с 2008 года работаете, то есть шесть лет. Как вам это далось?

— Меня все абсолютно устраивает. Рассчитываю еще как минимум до Игр-2020 в Токио отработать. Русские — это сила. Я знаю, что нужно делать, а ребята умеют работать и выкладываться на 100 процентов. И делают они это 300 дней в году.

— Они изменились за эти годы?

— Нет, не они изменились. Мое отношение к ним изменилось. До приезда сюда я думал, что они индивидуалисты. Но когда начал работать с ними, мнение свое резко поменял. Они классные, открытые, любознательные. Вот наши олимпийцы, к примеру. Каждый из них старается развиваться. Они языки учить начали — Кирилл Денисов итальянский и французский постигает, Хайбулаев английским увлекся, Арсен Галстян и Мансур Исаев тоже не отстают. Личности. С ними интересно.

— А, правда, что Вы с родителями каждого знакомиться ездили?

— Правда. Я где только не был — в Дагестане, в Ингушетии, во Владикавказе, в Самаре. Ездил в Барнаул к Нифонтовым, в Челябинск — к родителям Кирилла Денисова. Сейчас вот, правда, у нас две свадьбы на носу — женим Хайбулаева и Камала Хан-Магомедова. Надеюсь, не обидятся, но съездить вряд ли получится. Надо успеть до следующего сбора семью повидать — они в Греции сейчас.

— Видитесь мало, наверно?

— Знаете, мы с Луизой с 1979 года вместе, уже 35 лет. Она у меня сильная и очень хорошая. Привыкла к моим разъездам. Дети у нас уже взрослые. Они — моя энергия. Луиза всегда была рядом — когда я боролся, когда я закончил бороться. Она молодец. Я понимаю, каково это — быть моей женой. Да, видимся наездами. Но я еще все наверстаю — я же молодой совсем.

— Эцио, а кроме дзюдо в России вы вообще что-то видите?

— У меня нет на это времени. У меня турнир заканчивается, я встречаюсь со спортсменами, потом для каждого отдельный план пишу. Потом с тренерами их обсуждаем. Но каникулы бывают, да. Вот тогда можно и домой съездить.

— Если брать результаты итальянцев-тренеров, работавших в России, то ваш — самый впечатляющий. С нуля 2008 года в Пекине в дзюдо к трем золотым наградам в Лондоне. Вот другие итальянцы таким похвастаться не могут — футбол вот, например.

— Ну это не совсем правильно, сравнивать нас с Фабио Капелло. Условия у нас разные, виды спорта разные. Сколько он работает с командой, и сколько я.

— А что нужно сделать, чтобы спортсмены верили Вам?

— Находиться с ними рядом как минимум 300 дней в году.

«АиФ»

Похожие статьи

Прокомментировать

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha