Дзюдо в Краматорске
ГлавнаяНовости → Иван Нифонтов: "300 дней в году на сборах – вот секрет успеха"

Иван Нифонтов: «300 дней в году на сборах – вот секрет успеха»

Чтобы не откладывать в долгий ящик, Иван на следующий после прилета день собрал пресс-конференцию, на которой поделился пережитыми в столице Великобритании эмоциями. Первым же делом представители СМИ поинтересовались, как оно – быть призером Олимпиады?

– Конечно, я рад своей медали. Те, кто знает, как я шел к этому, понимают, что она очень важна для меня и дорога. Были, конечно, разные преграды, которые приходится преодолевать, чтобы завоевать медаль, но это терпимо.

– Как прошел следующий день, когда ты осознал, что стал олимпийским призером?

– В день, когда выиграл бронзу, я был безумно счастлив. Уже потом, на следующий день, понял, что это не золотая медаль, которую хотелось бы. Вообще, у нас была дружная компания, мы поддерживали друг друга в боях. Я даже голос посадил, пока болел за ребят.

– Там, в Лондоне, чувствовалась поддержка Барнаула?

– Да, там люди поддерживали. Да и вообще, чувствовалась, что космическая энергия или еще какая-то со мной была, помогала мне.

– Говорят, было перед Олимпиадой много препятствий? Через что пришлось пройти? Что не так было?

– В январе у меня произошла травма, и нужно было хирургическое вмешательство. Тогда Олимпиада вообще была под вопросом. Было совершенно непонятно, поеду я или нет, но Эцио Гамба (Главный тренер сборной России по дзюдо. – Примечание редакции.) доверил мне такую честь, и я не хотел его подводить.

– В какой момент стало ясно, что именно ты поедешь от России?

– В мае на сборе в Турции. Причем буднично: я на снаряде делал упражнение, он (тренер) подходит ко мне и говорит: «Сейчас в Испании стартанешь, потом, может быть, в Чехии и Лондон затем». Я думал по-другому будет – пригласит, объявит. А тут: я решил так и так: едешь.

– Что еще прошло «не по плану»?

– Да все в плановом порядке. Тот же турнир – универсиада, юношеские игры, чемпионат мира. Особенно нового ничего не увидел, так сказать, «скелет» один и тот же, только обрисован и подан по-другому.

– А внутренние ощущения какие были?

– И там и там – везде настраиваешься на победу. Чего-то неординарного не было.

– Как считаешь, в чем успех Эцио Гамбы, ведь давно Россия не завоевывала столько медалей в дзюдо?

– Наверное, в том, что этот человек ввел для нас систему, что мы 300 дней  в году проводим на сборах. Тренируемся все вместе, и нагрузка выше, чем была раньше. Акцент делается на физподготовку и функциональную выносливость. Мы можем выдержать схватку в основное время, плюс если понадобится еще. Много схваток на Олимпиаде заканчивалось в дополнительное время, и, надо отметить, ребята хорошо смотрелись. До Гамбы как было? Про нас говорили, что с русскими можно бороться три минуты, затем мы устаем и сами себя бросить можем. А сейчас готовы бороться до конца, и соперники уже не знают, что нам противопоставить. Плюс Эцио хороший психолог. Может внушить, что ты лучший, хорошо подготовить к бою, сказать, что мы выиграем, мы сами начинаем верить в себя, достигаем успеха.

– Перед боем с корейцем как-то по-особому настраивал? Давал какие-то рекомендации?

– Особо перед корейцем ничего не говорил. Все и так было ясно: либо в финале, либо нет. И без слов была ясна цена победы. Как бы обидно не звучало, но он победил. Теперь есть цель – буду тренироваться, чтобы взять реванш.

– Какая была атмосфера в Лондоне?

– Особо и не гуляли по городу. Лондон видел только из окна автомобиля, когда возили на пресс-конференции, встречи. Правда, когда было время,  выходил на улицу. Люди доброжелательно встречали, и даже если не знали, что призер Олимпиады, видели, что в форме, подходили, фотографировались.

– А как жили в олимпийской деревне?

– Там все спокойно. На пустяки некогда было отвлекаться, все готовились к соревнованиям. Мы жили все вместе, радовались за все медали, что были у страны, поздравляли друг друга.

– Когда ты выиграл олимпийскую медаль, кому первому позвонил?

– Так получилось, что первой позвонил домой маме. Это был час ночи где-то.

– Вера Васильевна, что сын сказал, когда позвонил после победы?

– Я даже не помню, что Ваня говорил: он меня поздравлял, я – его.

– А где вы смотрели бои Ивана?

– Мы в этот вечер были у старшего брата Вани. Вместе с родственниками, друзьями. Потом соседи спрашивали, почему у Васи дома так громко было.

– Вера Васильевна, а правда, что в вашем роду по мужской линии все богатыри и подковы могут гнуть?

– Да, мой папа от природы был одарен силой, но это было послевоенное время и не до занятия спортом было. Тем более у него на руках были дети, племянники. Но подковы он не гнул, это журналисты напридумывали.

– Иван, а ты знал, что президент Владимир Путин прилетит в Лондон следить лично за вашими поединками?

– Да, знал. Нас предупредили, что он будет на трибуне сидеть. Потом после финальной схватки Тагира Хайбулаева нас посадили рядом с Владимиром Владимировичем. Он нас всех поздравил. Было приятно.

– А где ты будешь хранить олимпийскую медаль?

– У меня дома есть уголок в серванте. Все награды за стеклом. Можно будет открыть и посмотреть. А вообще, после того как выиграл чемпионат мира, переехал в собственную квартиру. Так что все старые медали оставил у мамы дома, а новые храню у себя.

– Если не секрет ты уже придумал, куда потратишь призовые?

– Ой, я даже еще не знаю, не считал, сколько получу, поэтому не думал, куда потрачу.

– Пока проходили твои бои, на форумах шел жесткий спор между Барнаулом и Рязанью: кто круче, где родина. Перед барнаульцами ты уже похвастался медалью, а вот в Рязань планируешь съездить?

– Да, туда тоже съезжу обязательно. Там тоже собираются поздравлять. А вообще, в ближайших планах у меня отдых. Хотелось бы, конечно, на море съездить, но тут как получится.

«Атмосфера»

Похожие статьи

Прокомментировать

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha