Дзюдо в Краматорске
ГлавнаяНовости → Муса Могушков: "Поднимаясь на пьедестал повторно, ты сам себе доказываешь, что первый раз был не случайностью"

Муса Могушков: «Поднимаясь на пьедестал повторно, ты сам себе доказываешь, что первый раз был не случайностью»

В детстве многие наверняка решали такую задачку на сообразительность: «Что тяжелее — килограмм ваты или килограмм железа?» Наша беседа с мастером спорта международного класса по дзюдо Мусой Могушковым началась с похожего вопроса.

Правда, на чашах своеобразных весов были бронзовые медали чемпионатов мира. В конце августа в Челябинске Муса стал бронзовым призером чемпионата мира в весовой категории до 73 килограммов. В 2011 году Могушков завоевал бронзу на чемпионате мира в Париже, но в категории до 66 килограммов.

Между этими двумя победами были непростые три года. В них вошли болезненное поражение на Олимпийских играх 2012 года, депрессия, последовавшая за ним, переход в новую весовую категорию, неудачи в новом «весе». И наконец-таки все старания увенчались успехом — на домашнем чемпионате мира Могушков взял бронзу, подтвердив свой высокий класс.

— Муса, это уже твоя вторая бронзовая медаль в карьере. Можешь сравнить, какая из наград чемпионатов мира досталась тяжелее?

— Когда я первый раз стал бронзовым призером, меня переполняли эмоции. Во второй раз было другое чувство. Вторая победа была гораздо сложнее психологически. Соревнования проводились дома, а я выступал после тяжелого эпизода в карьере. В 2012 году я неудачно отборолся на Олимпийских играх. Ехал в Лондон первым номером мирового рейтинга и проиграл в первой же схватке. После этого поражения был сложный период в карьере, смена весовой категории. Приятно, что после таких трудностей есть результат. Поднимаясь на пьедестал повторно, ты сам себе доказываешь, что первый раз был не случайностью.

— Какой была атмосфера на турнире в Челябинске?

— Все было замечательно. Мне кажется, в эти дни в городе были все, кто имеет отношение к дзюдо. В Челябинск приехало очень много знакомых и из Тюмени, и с родины — из Ингушетии. В жизни такое, наверное, один раз бывает, что столь крупный турнир проходит дома.

— Это обстоятельство сильно давило на спортсменов?

— Многие говорят, что дома и стены помогают. Мне в психологическом плане было тяжеловато, чуть-чуть давило. Но после первой схватки это прошло.

— Расскажи, как шла подготовка к чемпионату мира?

— Целенаправленный тренировочный процесс к таким крупным стартам начинается за полгода с базовой работы. Сначала идет физподготовка, затем — контрольные старты. Промежуточные результаты до Челябинска были не самыми удачными — три бронзы и поражение на чемпионате Европы. Хотя, как показывают годы, именно во время проведения первенства Старого Света я обычно бываю не в лучшей форме. Последний подводящий сбор перед чемпионатом мира начался за 25 дней под Санкт-Петербургом. База очень хорошая, отдаленная от города, ничто не мешало основной работе.

— Сборники не выступали в июле на турнире «Большой шлем», который проходил в Тюмени. Получается, долгое время у вас не было соревновательной практики. Например, футболисту, чтобы быть в идеальной форме, нужно регулярно появляться на поле. А дзюдоисту?

— Дзюдоист тоже не должен делать больших перерывов, но это все индивидуально. До чемпионата мира я полтора месяца не стартовал. За счет этого эмоционально и физически удалось сохранить себя для «мира». На самом деле пробовал разные варианты за карьеру — делал паузы между стартами больше, меньше. В Тюмени сборники не боролись. Понятно, что нашим болельщикам было бы приятнее видеть тюменских спортсменов на ковре, других лидеров. Однако согласитесь: сегодняшняя медаль чемпионата мира более приятна, нежели успешное выступление на «Большом шлеме».

— После успешного выступления в Челябинске ты поднялся в мировом рейтинге с 26-й позиции на 14-ю. Для тебя принципиально стать лидером в этом списке?

— Да, я хочу этого. Тем более что уже возглавлял в свое время рейтинг среди борцов весовой категории до 66 килограммов. Это не основная цель, но она есть. У нас в России не очень сильно смотрят на позицию в рейтинге. Все же при отборе в сборную влияют результаты, показанные на чемпионате Европы, Гран-при.

— Тебе принципиально, когда стать первым — до Олимпиады в Рио-де-Жанейро или после нее?

— Обязательно до Рио. Нужно становиться сильным, когда есть конкуренция, а не просто так. После 2016 года ситуация будет иной, это отлично показали годы, прошедшие после Олимпиады в Лондоне. Многие спортсмены расслабились. Мы сейчас видим, что чемпионы и призеры Лондона уже находятся не на ведущих позициях. Они выполнили свою главную цель и успокоились, теперь могут взять определенную паузу.

— Удалось пообщаться с Денисом Ярцевым, который выступает в одной категории с тобой. Он говорил, что до прихода Могушкова в 73 килограмма в этом весе конкуренция была поменьше. А кого ты считаешь сильными борцами в своей категории?

— Тот же Ярцев, олимпийский чемпион Мансур Исаев, очень перспективный Зелимхан Оздоев. Конкурентоспособные ребята. Думаю, они свое еще возьмут.

— А в мире?

— Их очень много, как минимум десяток соберется.

— Ярцев говорил, что до твоего уровня не дотягивает. Согласен, что ты — первый номер в своем весе в России?

— Он чуть преувеличил, его уровень тоже очень и очень высок. Не могу на сто процентов сказать, что я первый, потому что есть олимпийский чемпион Мансур Исаев. Пока он полностью не восстановится и не будет стартовать, не смогу сказать это объективно. Надеюсь, что в 2015 году я снова буду в хорошей форме и выступлю на чемпионате мира. Но что будет в дальнейшем, покажет татами.

— В этом году запланированы еще какие-то крупные старты?

— Ближайшие месяцы пройдут в тренировочном режиме без турниров. Генеральный менеджер сборной Эцио Гамба и тренер Дмитрий Морозов дали мне месяц активного отдыха. Хочется, конечно, еще побороться на крупных стартах. Например, в Токио на последнем в этом году этапе «Большого шлема». Еще есть «Гран-при» в Абу-Даби и клубный чемпионат Европы, на котором я ежегодно выступаю.

— Ты успешно боролся в весовой категории до 66 килограммов. Однако два года назад перешел в более тяжелую категорию — до 73 килограммов. В чем был смысл перехода?

— В категории до 66 килограммов приходилось достаточно серьезно гонять вес. Получалось, что в общей сложности за год я скидывал около 30 килограммов. Это не очень хорошо отражается на организме. Поэтому, чтобы поберечь здоровье, было решено уйти в более тяжелую категорию. Мои антропометрические данные позволяют выступать в категории до 73 килограммов. Чуть подкачался, набрал мышечной массы — и все.

— Обыватели могли подумать, что ты просто ушел от соперников?

— Мнение абсолютно не обоснованное. Вслед за мной такой же переход сделали Хашбаатар, Унгвари, Дракшич, еще несколько лидеров категории до 66 килограммов. Теперь они снова борются со мной.

— Ты считаешь себя борцом с разносторонней техникой, с большим арсеналом приемов?

— Нет, я себя таким не считаю. Я беру свое за счет волевых качеств — терпения, выносливости. Есть куда стремиться, развиваться. Именно над этим мы и работаем с моим личным тренером Николаем Петровичем Хохловым. Каким бы ты сильным ни был, нужно повышать свое мастерство. Предыдущим поколениям дзюдоистов было чуть проще. Сейчас легко отсмотреть любого дзюдоиста по видеозаписям в Интернете, оценить его технику. Соперники подстраиваются под твой прием, находят контрприем, поэтому нужно экспериментировать.

— То есть когда ты выходишь на татами против конкретного бойца, то знаешь, как он будет атаковать и каких конкретно действий опасаться?

— Конечно! Все это проговаривается, нарабатывается. Ты знаешь, как будешь строить технику и тактику против конкретного борца.

— В одной из решающих схваток на чемпионате мира ты победил приемом, который совсем недавно разучил вместе с Николаем Петровичем. Расскажи о нем.

— Это не новый прием для дзюдо, но для меня — да. Причем он очень нетипичен для моей техники. Он называется «подсад голени». Это идея Николая Петровича — применить его в борьбе. Изначально мне его неудобно было делать, но тренер настаивал: «Это твой бросок, он тебе нужен, Муса. Нужен!» А тренер — он же еще и психолог. Сделал тактический ход — сказал, что после каждого раза, когда я буду применять этот прием на официальных стартах, он будет дарить мне подарок. Может, я где-то это вспоминал, может, нет, но стал делать (улыбается). Сейчас это один из моих основных бросков. Какие подарки? Однажды тренер подарил мне картину, потом — часы и компас.

— На ком отрабатывал прием? У тебя есть спарринг-партнеры?

— В центре олимпийской подготовки «Тюмень-дзюдо» с этим проблем нет. Ребята помогают. Очень много со мной работает на ковре Александр Сосиашвили. Парень очень терпеливый, спасибо ему огромное. Те, кто занимается дзюдо, понимают, сколько тренировок, сколько набрасываний необходимо сделать, чтобы прием начал получаться.

— С Николаем Петровичем давно работаете?

— Тренируюсь под его руководством пятый год. Мы познакомились на чемпионате России в Волгограде. Нас познакомил Артур Муслимов. Этот человек сегодня является тренером Тюменской области. Это была его инициатива. Мы с ним тренировались в сборной России. У меня появилось желание переехать в другой регион, где более развито дзюдо. Муслимов — главная причина, по которой я оказался в Тюмени. Он предложил мне работать с Николаем Петровичем, его тренером.

— Где начинал заниматься?

— В Назрани. Там была такая старенькая школа. Сейчас ее уже разобрали, на ее месте построили новую. С 5 класса я стабильно ходил на тренировки. Там занимались многие дети из моего района. Целенаправленного выбора не было. Я пошел, попробовал — мне понравилось. Старший брат тоже занимался дзюдо, но потом отошел от этого дела.

— Муса, ты говорил, что после поражения на Олимпиаде у тебя была депрессия. А что помогло не бросить спорт и снова прийти в зал тренироваться?

— Состояние было сложное, словами не передать. В первую очередь, мне помогла религия. Раз это поражение произошло, значит, оно должно было произойти по воле Всевышнего. С этим нужно было смириться. Также мне очень помогли окружающие. Ни мой тренер, ни руководство Центра олимпийской подготовки «Тюмень-дзюдо» не упрекнули меня за то поражение. Никто не спрашивал, почему нет медали. Меня поддержали, за это я им благодарен. Конечно же, большую роль сыграли мать и жена. Я посвятил медаль, завоеванную в Челябинске, матери. После того поражения, когда у меня не было большого желания выходить на ковер, она предложила: давай ты посвятишь мне какую-нибудь медаль на официальных соревнованиях. Отличный тактический ход — ведь чтобы посвятить, нужно заработать.

— Муса, у тебя большая семья?

— Да, у меня большая дружная семья. Я сам родился четвертым ребенком в семье. И сейчас у меня у самого четыре дочки. Старшей шесть лет. Если Всевышний предопределит, то, конечно, хочу еще детей, но после Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро в 2016 году.

— Много ли свободного времени у спортсмена такого высокого уровня, как ты?

— В последние пять лет после переезда в Тюмень и попадания в российскую сборную его очень мало. 300 дней в году — это тренировочные сборы и старты. Оставшиеся два месяца остаются на личную жизнь. Я предпочитаю это время проводить с семьей.

— Уже несколько наград ты посвятил своим родственникам…

— Да, медаль, завоеванную в Челябинске, я посвятил матери. А бронзу, которую завоевал на чемпионате мира в Париже в 2011 году, дочке Саре. Так получилось, что моя победа и рождение дочки практически совпали по времени. Я тогда даже отпросился у тренеров и пораньше уехал домой к семье.

— Кому посвятишь золотую медаль, если выиграешь ее на одном из следующих чемпионатов мира?

— Давайте не будем загадывать. Для начала ее нужно выиграть. Я хочу отдать должное Центру олимпийской подготовки «Тюмень-дзюдо». Каждый человек здесь работает во благо дзюдо и выполняет свою работу на сто процентов. Все это помогает нам, спортсменам, завоевывать медали. Без их работы не было бы этой бронзы чемпионата мира!

Тюменские известия

Похожие статьи

Прокомментировать

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha