Дзюдо в Краматорске
ГлавнаяНовости → Михаил Рахлин: "Там, где появляются деньги, заканчивается спорт"

Михаил Рахлин: «Там, где появляются деньги, заканчивается спорт»

Фото Юрия Максимушкина.

Его отец всю жизнь занимался тренерской работой, а сегодня он с братом Евгением продолжает его дело. В преддверии Кубка Европы по дзюдо, который в середине апреля пройдет в Петербурге, корреспондент MR7.ru побеседовал с Михаилом Рахлиным.

— Недавно в Петербурге прошел фестиваль детского дзюдо, ваши ученики завоевали на нем медали. А как в целом вы оцениваете молодое поколение?

— Талантливые и способные дети есть всегда. Другой вопрос, что с ними происходит по достижении 15-летнего возраста. Обычно к этому времени мы их теряем.

— С такой проблемой сталкиваются все федерации.

— Нельзя себя этим оправдывать. Надо задуматься, почему именно у нас так происходит.

— Почему, на ваш взгляд, дети перестают заниматься спортом, даже несмотря на высокие результаты?

— Я вижу две причины — это неквалифицированные тренерские кадры и социальный фактор. В этом возрасте дети переориентируются на учебу, много времени проводят с репетиторами, готовятся к сдаче ОГЭ и ЕГЭ. На спорт уже не остается времени. Но, конечно, самые главные мотиваторы — это тренеры. Они должны замотивировать не только детей, но и их родителей, объяснить, показать, помочь.

И потом, лет до 15 можно детей и родителей обманывать, сдирать с них деньги и тренировать ради финансового интереса. А дальше обманывать сложно, нужно, наоборот, вкладывать, а многие хотят только получать. Поэтому, я считаю, нужно с себя начинать.

— Не боитесь, что коллеги обидятся на вас за такие слова?

— Я своей позиции и не скрываю, хотя понимаю, что об этом говорить сегодня не принято. Просто когда ребенок маленький, то в него силы и средства вкладывают родители, а как только он начинает подниматься, показывать результаты, то тогда и тренеру нужно вложить в своего ученика. А многим не хочется что-то создавать, они привыкли только получать. К сожалению, таких «специалистов» не мало. В итоге мы теряем талантливых ребят. Я бы таких кадров гнал из спорта.

— Раньше, когда существовал спортивный клуб Армии, можно было пойти служить в спортивную роту, сейчас этого нет, а еще были льготы в вузах. Получается, мотивировать не так просто.

— Тут вы правы. Да и безумной подготовки к экзаменам тогда не было, как-то все успевали. Сейчас дети, действительно, по 8 часов сидят над учебниками, за два года начинают готовиться к поступлению в университет.

— После того, как все узнали, что президент Владимир Путин занимался дзюдо, в секции стали больше отдавать детей. Этот поток сохранился?

— На самом деле, все эти разговоры создавались искусственно. У нас всегда был набор в секции, я не могу назвать его большим или маленьким. Он ровный, никакого сумасшествия нет, но и упадка мы не наблюдаем.

— В дзюдо постоянно меняются правила. Когда же, наконец, гуру придут к какому-то консенсусу?

— Мне как действующему тренеру, конечно, это не нравится, постоянно приходится что-то менять. С другой стороны, если мы не можем изменить мир, то надо эти истории уметь быстро перекраивать под себя. Сказали делать — делаем. Конечно, это плохо и многие специалисты с этим не согласны. Но великие умы, видимо, в этом видят какую-то более глубокую мысль, которую не видим мы.

— Это же не может продолжаться бесконечно.

— Наши аксакалы от спорта, которые начали заниматься дзюдо еще в 60-х годах, говорят, что все идет по кругу. Просто каждый хочет оставить свой след в истории, а мы в итоге получаем круговорот правил в дзюдо. Ведь ничего нового не придумывается.

— Есть мнение, что это делается для того, чтобы получить зрелищную телевизионную картинку.

— Есть два мнения. Одно — меньшинства, которое принимает решения, и большинства, которое с этим несогласно. Просто меньшинство кричит очень громко. Лично мне кажется, что мы наоборот потеряли зрелищность, убрав часть приемов.

— До Олимпийских игр, еще два года. Можно ли сейчас сказать о перспективах россиян в дзюдо?

— Пока что-то конкретное, безусловно, говорить рано. Я надеюсь, что медали у нас точно будут. Думаю, и из питерских ребят кто-то отберется в сборную. Для нашего вида спорта Игры будут непростыми, поскольку будут проходить в Японии — на родине дзюдо. Японцы бросят все силы, чтобы как следует подготовиться к домашней Олимпиаде.

— В разных видах спорта наблюдается тенденция, когда Москва забирает к себе все сливки из регионов. Ваших учеников не переманивают?

— Я бы сказал, наоборот, к нам стремятся приезжать, в том числе и члены сборной. Петербургская школа дзюдо всегда славилась своими специалистами, историей, традициями. Мы никого специально к себе не перетягиваем, учеников ни у кого не воруем. Но если к нам приезжают, то не отказываем.

— Несмотря на то, что дзюдо в России считается президентским видом спорта, зрительского аншлага, за исключением кавказских регионов, не случается. Почему?

— Я вам скажу такую вещь, как только появляются деньги, заканчивается спорт. Думайте что хотите. Излишества никогда не приводят к хорошему. У нас сейчас слишком много людей крутится вокруг дзюдо. Есть хорошая фраза: люби дзюдо в себе, а не себя в дзюдо. Слишком много людей крутится вокруг спорта, и оттягивают на себя внимание, при этом не имеют к нему никакого отношения. Вот мой ответ, а дальше додумывайте сами.

— В Петербурге активно пытались реализовать программу «Самбо в школе», но она провалилась, почему?

— По тем же причинам, что я уже озвучил. Если говорить откровенно, у нас в городе нет качественного фундаментального самбо. А то, что пытаются развивать, так это боевое самбо, сиюминутное явление, сегодня оно есть, а завтра нет. И мы опять видим, что к этому подтянута целая армия людей, ничего не понимающих в самбо. Все просто, как шакалы, слетаются на тот или иной проект, но они им не живут, а так, находятся поблизости. Отсюда и все проблемы.

— Дзюдо — это олимпийский вид спорта, а самбо нет. Может, не стоит тогда разбрасываться, а сосредоточиться на чем-то одном?

— Это вопрос не ко мне, а к тем, кто этим занимается. Самбо и дзюдо давно стали разными видами спорта. Я вообще, в Петербурге вижу беду в том, что есть олимпийские виды спорта и неолимпийские. На мой взгляд, олимпийскими видами должен заниматься спорткомитет, а всем остальным — Комитет по молодежной политике. А то мы начинаем финансировать бесконечное количество непонятных видов спорта, которые можно отнести к хобби или развлечениям. Ладно, самбо не будем трогать, его приравняли к национальным видам спорта. Придумали историю, что это вид единоборств для силовых структур. Хотя есть прекрасный армейский рукопашный бой. Но ведь кроме самбо у нас 100 видов спорта, которые требуют финансирования. Не правильнее ли было, сосредоточиться на 20 видах и иметь результат?

— Вы сказали, что там, где появляются деньги, заканчивается спорт. Но без них тоже плохо. Где же найти золотую середину?

— Потому что когда у федерации появляются деньги, то сразу появляются люди не из спорта, а около него. Они начинают руководить, отсюда и все проблемы. Нужно делать так, как в нашем хоккее. Его двигают вперед люди из этой среды, которые любят и понимают хоккей, они им живут, переживают за него. В итоге есть и результат. А то обычно vip-персоны, номинально возглавляющие федерации, слетаются на трибуны только тогда, когда узнают, что соревнования посетит Путин. Вот тогда все в первых рядах. А лучше хотя бы 10 дней посвятили спорту, который курируют.

— И главный тренер хоккейной сборной, наш соотечественник, хотя и имеет немецкий паспорт.

— Олег Знарок — настоящий русский мужик, а не какой-то высокооплачиваемый гастарбайтер. А ведь пришлые тренеры получают гораздо выше зарплату, чем наши специалисты. Приглашая их к себе, мы обижаем наших тренеров.

— Иногда помощь иностранцев необходима.

— Не спорю, но их нужно брать на работу как консультантов, но не ставить главными тренерами национальных команд. Сборной должен руководить государственный человек, с сердцем, с душой, с гимном. А эти гастарбайтеры, для них все это временно, они в любую секунду переобуются, поменяют и веру, и все что угодно.

Похожие статьи

Прокомментировать

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha